Курсы валют на 20.08.2017
RUR
BYN
30.62
USD
59.36
EUR
69.72
CNY
88.88
BYN
RUR (100)
3.27
USD
1.94
EUR
2.28
CNY
2.90
Деятельность Постоянного Комитета

29.05.2015 Григорий Рапота: ЕАЭС не является «закрытым клубом»

Выступая на Третьем Евразийском семинаре в Риме, который прошел по инициативе Ассоциации «Познаем Евразию»,  Государственный секретарь Союзного государства России и Беларуси отметил, что ЕАЭС сотрудничает с ШОС, ООН и ее структурами, ВТО, а также всегда стремился сотрудничать с ЕС

“ЕАЭС не является «закрытым клубом», он стремится к самому широкому взаимодействию с остальным миром, международными организациями. Если мы возьмем азиатское направление – это прежде всего ШОС. Кроме того, ЕАЭС всегда стремился и продолжает стремиться к налаживанию отношений с ЕС, правда, надо отметить, без особой «ответной любви». Даже до введения санкций. Однако эти попытки будут продолжаться, и мы  рассчитываем на успех”, -  заявил Государственный секретарь Союзного государства России и Беларуси Григорий Рапота, выступая 28 мая на Третьем Евразийском семинаре в Риме.

“Особо стоит отметить связи Евразийского экономического сообщества с ООН. Важно, что достигнуты договоренности и подписаны соответствующие документы с Конференцией ООН по торговле и развитию и с Европейской экономической комиссией. Причем эти связи развиваются в течение достаточно длительного времени. Ведется работа по обретению статуса наблюдателя в Генеральной Ассамблее ООН”, - подчеркнул Государственный секретарь.

Вот что рассказал Григорий Рапота, отвечая на вопросы корреспондента postkomsg.com: 

- Григорий Алексеевич, какова цель сегодняшнего Евразийского семинара и, в целом, подобных встреч?

- Они проводятся не для того, чтобы подписывать соглашения, – для этого существует иной формат. Семинар нужен для установления контактов, налаживания связей, сверки часов.

Здесь ставится несколько задач. Первая, образно говоря, образовательная, – чтобы здесь, на Западе, вообще знали, что такое Евразийский экономический союз, Союзное государство, СНГ. Чтобы понимали, как это может пригодиться для реального сектора экономики. Вторая задача – попытаться показать, где может быть «приложение сил» для бизнеса. В данном случае – итальянского бизнеса. В-третьих, такие семинары важны с точки зрения установления контактов – то, что мы называем работой «на полях семинара». Люди знакомятся, обмениваются мнениями, а иногда происходит и активное обсуждение каких-то конкретных проектов. Скажу по собственному опыту: в Вероне, в рамках прошлогоднего Евроазиатского форума, мы, например, очень много внимания уделили одному энергетическому проекту с участием России, Беларуси и Италии, который имел важное практическое назначение. Вот в этом ценность такого рода встреч.




Сегодняшний семинар проходит в такое время, когда произошли некоторые качественные изменения в Евразийском экономическом союзе, об этом стоит проинформировать местную общественность и деловые круги. Прежде всего о том, что же это значит для всех здесь: было ЕврАзЭС, теперь – ЕАЭС. В чем разница между ними, ведь иногда даже в наших собственных странах не всегда понимают, поэтому важно вести такую работу.

- По Вашим словам, ЕАЭС может быть как мостом, так и барьером. Внутри самого союза, конечно, есть ощущение, что он должен быть мостом, – а вот как обстоят дела за его рамками?

- За рамками всякое бывает. Сейчас – определенное осложнение в связи с украинскими событиями. Европейское деловое сообщество – так как это видится «с нашего угла» – напряглось, потому что в рамках «европейской солидарности» страны получают некие сигналы от своих правительств, которые сдерживают развитие их экономических отношений. Это плохо сказывается на взаимной торговле и инвестициях. Об этом тоже надо говорить, обозначать свою позицию, выслушивать аргументы партнеров, искать какие-то компромиссы, смотреть, как в этих усложнившихся условиях можно все-таки продолжать работать. По крайней мере, не растерять тот потенциал, который уже создан.

- То есть политический аспект – вразрез с экономическим…

- В каждой стране по-своему. Некоторые жестко придерживаются консолидированных европейских директив, другие – менее строго. Некоторые вообще отказываются им следовать, а еще внутри стран существуют взаимоотношения между правительством и бизнесом, между правительством и политическими партиями и так далее. Поэтому мы, проводя такие семинары, просто хотим понять для себя, что происходит и как выйти из этой сложной ситуации, потому что она существует и мешает развитию.

- Вы упомянули, что двери ЕАЭС открыты для всех. Возможно ли вступление в него какой-то европейской страны, пока еще не связанной договорами с ЕС? Кто потенциальный кандидат на вступление в ближайшее время?

- Сейчас два кандидата, которые подписали договор, – Армения и Киргизия, и пока это не конец процесса. Надо ратифицировать соглашения, договоры, которые были подписаны в рамках Евразийского союза. Их надо адаптировать к своему законодательству, и этот процесс уже идет.

Не знаю, кто может быть следующим, разговоры шли, например, о Таджикистане.
Понимаете, для ЕАЭС, Союзного государства – это расширение необязательно. Никто никого силой не тащит. Мы просто говорим: «Двери открыты, если хотите – пожалуйста». Причем форма взаимодействия может быть самая разная – от прямого членства, как это делают два новых государства в ЕАЭС, до договорных документов по взаимодействию – как это происходит сейчас с Вьетнамом.

- Что касается проекта нового «Шелкового пути», – каковы его перспективы, степень проработки и реализации?

- Название «Шелковый путь» – условное. Нет такой проторенной тропинки, по которой передвигались товары в древние времена из Китая в Европу. Нам известны конечные пункты: Китай - Западная Европа. Караваны двигались по-разному – кто-то через Закавказье, кто-то – через Каспийское море и дальше по югу России, кто-то – через центральную часть России и так далее.

Основная идея следующая: связать хорошими транспортными артериями западный Китай с Западной Европой. А западный Китай – значит весь Китай, поскольку внутренняя инфраструктура в КНР достаточно хорошая. Еще лет пять назад был подписан документ между Россией, Казахстаном и Китаем о необходимости строительства скоростной дороги международного класса. Причем тогда речь шла о платной дороге. И вот этот проект время от времени возобновляется, и сейчас он получил новое дыхание в связи с созданием ЕАЭС. Насколько я знаю, на китайской стороне все подъезды к границе уже существуют, на территории Казахстана тоже идут работы. В России тоже, пусть и несколько позже, приступили к этому процессу.
Речь идет об автомобильной дороге прежде всего, о ней говорили давно и долго. Но и железнодорожный путь, может быть, и не параллельный автостраде, тоже предполагается.    

Работы всем там хватит. Между Восточной Азией и Западной Европой товарооборот в стоимостном выражении достигает порядка 600 млрд. долларов. Почти все это идет морем, а по суше, по территории РФ, скажем так, ЕАЭС в целом, идет не более двух процентов. Сами судите, какой это потенциал – даже если 10 % этого товара пройдет через территорию – это 60 млрд долларов, что позволит загрузить всю инфраструктуру, – АЗС, логистические центры, придорожные отели и т.д. Дорога притягивает к себе малый и средний бизнес сама по себе. Про развитие транспорта я вообще не говорю. Это восполняемый экономический потенциал Евразийского экономического сообщества. Поэтому когда-то на экономическом форуме в Санкт-Петербурге президент Нурсултан Назарбаев вышел с инициативой строительства канала между Каспием и Азовом. Эта идея прорабатывалась еще при Екатерине, потом в 30-е годы, и я не исключаю, что она получит свое воплощение.

- Как влияет создание ЕАЭС на проект Союзного государства?

- Это вопрос всегда возникает, поскольку два государства являются и создателями Союзного государства, и ЕАЭС. На сегодняшний день формулы взаимодействия оцениваются следующим образом: Союзное государство является наиболее продвинутой интеграционной структурой, своего рода «пилотным» проектом интеграционных структур на постсоветском пространстве. Степень интеграции в Союзном государстве наиболее широкая и глубокая, и по ряду направлений пока аналогов нет ни в ЕАЭС, ни в СНГ. До тех пор, пока эта разница сохраняется, а сохраняться она будет, по всей видимости, долгое время, два интеграционных проекта будут существовать параллельно. Если теоретически предположить, что ЕАЭС быстро достигнет по своему уровню интеграции, существующей в Союзном государстве, тогда можно говорить о какой-то форме слияния. ЕАЭС развивается, но и Союзное государство развивается тоже.

подготовил Евгений Сучков
Яндекс.Метрика