Наверх
Мероприятия

02.04.2019

Автор: Евгений ВЛАДИМИРОВ

Фото: Владимир ДЕМЧЕНКО

Наши страны живут во взаимопонимании: Григорий Рапота выступил на большой пресс-конференции

Государственный секретарь Союзного государства ответил на вопросы журналистов во время телемоста Москва-Минск

Большая пресс-конференция Государственного секретаря Союзного государства Григория Рапоты стала первым мероприятием празднования Дня единения народов Беларуси и России. 

- Уважаемые коллеги, хочу нас всех поздравить с Днем единения, который знаменует собой тот факт, что Россия и Беларусь уже 20 лет, и даже больше, демонстрируют постоянные усилия, направленные на то, чтобы наши страны жили в мире, согласии, сотрудничестве, которое постоянно развивается, - сказал во вступительном слове Григорий Рапота. - Наши страны живут во взаимопонимании — по большому счету. Есть дискуссии, столкновения мнений, и это нормально. Но общая тенденция — позитивная, я готов это доказывать каждый день. Хочу пожелать нам, чтобы эта тенденция сохранилась. А это возможно только при условии, если мы все будем работать над этим. Это как в семейных отношениях: выстроить их правильно — это большой труд.

Пресс-конференция шла в формате телемоста между Москвой и Минском. В двух студиях собрались журналисты более четырех десятков средств массовой информации - это союзные СМИ и ведущие информационные агентства двух стран. Московская и минская студии по очереди задавали вопросы, отвечая на которые, Григорий Алексеевич осветил все аспекты деятельности Союзного государства.

- Каковы три основных достижения Союзного государства?

- Проект, который называется Союзное государство, во всех отраслях принес позитивные результаты. Но коль скоро речь идет о трех, давайте расставим их в таком порядке. Первое - это, конечно, социальная сфера. Это тот круг мероприятий, которые создают более комфортную среду обитания. Это условия, когда россияне могут не чувствовать себя иностранцами на территории Беларуси и наоборот. Конечно, не все вопросы решены, но прогресс очевиден. Целый ряд достижений в экономике. Сохранена кооперация наших предприятий, в последнее время есть тенденции более глубокого взаимодействия в промышленной сфере. Есть прогресс в структуре товарооборота, есть понимание того, куда мы можем двигаться дальше. Есть достижения и в вопросах военно-политического сотрудничества. О них не так часто говорят, но это, как мне кажется, потому, что здесь меньше всего проблем. Между военными наших стран есть четкое взаимопонимание целей и задач обеспечения безопасности Союзного государства, и существенных противоречий нет. Есть плотное сотрудничество во внешнеполитической сфере. Министерства иностранных дел каждые два года обновляют программу взаимодействия, все зафиксированные в этой программе позиции неукоснительно соблюдаются.

- Все чаще звучат высказывания о том, что нашим странам необходима более глубокая интеграция. В каких сферах это может произойти, над чем нашим странам стоит работать?

- В любой процесс в ходе реализации вносятся коррективы, это нормально. Интеграционный процесс — не исключение. Что нами сделано, что предстоит сделать, на чем акцентировать внимание? Чтобы понять это, создана специальная рабочая группа России и Беларуси, в которую входят представители всех министерств и ведомств, участвующих в решении задач Союзного государства. По 30 человек с каждой стороны - это достаточно большой коллектив. Рабочая группа только начала свою деятельность, я думаю, в ближайшие полгода какие-то наработки уже будут.

Журналисты обрезанные.png

На пресс-конференцию аккредитовались более 40 представителей СМИ



- Как идет работа по отмене роуминга между нашими странами?

- Это одна из сфер, где мы можем продвинуться. Обнулить роуминги при пересечении границы и сделать мобильную связь более дешевой — это назревшая проблема. Надо отдать должное, что и в России, и в Беларуси над этим идет активная работа. Мы уже прошли две стадии осознания проблемы и понимания того, куда двигаться. Первая стадия заключалась в неприятии этой задачи со стороны даже представителей министерств связи. Вторая — понимание, что поручение президентов и решения форума регионов надо выполнять. Теперь идут дискуссии, как это сделать технологически. На последнем заседании группы высокого уровня представители министерств связи уже предметно об этом говорили. Возможность и правомерность постановки такой задачи уже никто не оспаривает, готовится дорожная карта, которая будет содержать конкретные шаги. Когда мы ее получим, можно будет судить о перспективах решения этого вопроса.

- Какой ваш личный рейтинг трендов Союзного государства, в чем они проявляются?

- Один из серьезнейших вопросов, над которым предстоит сосредоточиться рабочей группе, — это экономическое взаимодействие, создание единого экономического пространства со всеми его элементами. Это и единое транспортное пространство, единое информационное пространство, единое информационное пространство. Может быть, создание равных конкурентных условий для промышленных предприятий на территории друг друга. Это будет одним из наиболее сложных, но в то же время наиболее продуктивных вопросов.

Дойдет ли дело до создания единой валюты? Я даже не хочу делать предположений. Потому что есть естественное развитие событий. Мы же работаем в рыночных условиях. И рынок нам надиктовал такое положение, что платежи идут на 80 процентов в российских рублях. Стоит ли это абсолютизировать и доводить на 100 процентов? Стоит ли переходить на единую валюту? Это уже форма, а важен результат.

Мы должны уделить максимум внимания высокотехнологичной продукции. Это общемировая тенденция, у нас есть хорошие возможности для этого. Когда я был в парке высоких технологий в Минске, я был приятно удивлен тем прогрессом, который там был достигнут. Даже в вопросах сельского хозяйства акценты будут делаться на создании высокотехнологичных продуктов, в частности, в вопросах селекции и выведения новых сортов.  

И в России, и в Беларуси, как мне кажется, будет уделяться особое внимание развитию малого и среднего бизнеса. Это пока не самая сильная наша сторона, доля малого и среднего бизнеса в формировании бюджетов наших стран далека от того, что хотелось бы видеть. Называются цифры от 20 до 25 процентов, в то время как в развитых промышленных странах этот показатель 50 и больше процентов. Эта тенденция уже наметилась, у нас есть совместная программа в этой сфере.

- Углубление интеграции иногда воспринимается как угроза суверенитету Беларуси. Как бы вы это оценили?

- Мне интересно, кем воспринимается. Если бы были какие-то исследования общественного мнения, можно было бы говорить, кто воспринимает как угрозу, а кто не так. А так обсуждать очень трудно. Но я хочу обратить внимание вот на что: 6-я статья договора говорит о том, что, помимо тех функций, которые передаются в наднациональный уровень, государства сохраняют суверенитет, независимость, гимн, флаг, конституцию и так далее. Договор не предполагает лишение самостоятельности каждого из государств. Если он будет переделан по согласию сторон, тогда мы будем иметь дело с другими реалиями. Но пока опасения излишни.

- Недавно в Брюсселе вы привели пример проекта, который может объединить страны Евразии. Это новый Шелковый путь. Как это может отразиться на Союзном государстве?

- Еще во время работы в Евразийском экономическом сообществе мы выдвигали идею развития евразийских транспортных коридоров. На тот период товарообмен достигал 650 миллиардов долларов. Из около одного процента шло транзитом через Россию. Мы предлагали подумать над тем, чтобы увеличить этот показатель. Мы видели в этом дополнительный экономический ресурс для государств, которые предоставляют такой транзит. По расчетам Министерства транспорта России, скоростная автодорога, проходящая через регион, увеличивает валовую региональную прибыль от 6 до 9 процентов.

Позже эта тема не нашла своего развития. Но через некоторое время, когда Китай превратился во вторую экономически развитую державу в мире, мы выдвинули предложение развивать новый Шелковый путь. И все вдруг встрепенулись, хотя идея, по сути, та же самая. Автодороги, железные дороги — надо усиливать транзитный потенциал наших территорий. Давайте назовем это «Новый шелковый путь», не важно. Главное, что надо что-то делать в этом направлении. И Беларусь, и Россия должны быть активными участниками этой деятельности, и мы это активно поддерживаем.

- В Европе Союзное государство на официальном уровне предпочитают не замечать. А как на человеческом уровне, на уровне бизнеса?

- Действительно, на официальном уровне в Европейском союзе и к Евразийскому экономическому сообществу, и к Союзному государству отношение с самого начала было настороженное, если не сказать негативное. Причем это было еще в начале 2000 годов, когда ни санкций, ни обострений не было. Они принципиально не хотели видеть никакие интеграционные объединения на территории Евразии. То же самое касалось и ОДКБ. Не хотят - и все, объяснений никаких не дают. Но бизнес — он везде одинаковый. Если есть прибыль, то есть и мотивация для работы. С другой стороны, если есть рычаги политического воздействия, бизнесменам приходится эти факторы учитывать. В каких-то странах давят сильно, в каких-то не очень… Так что даже если у европейского бизнеса есть желание с нами работать, не всегда есть возможность. Там, где желание совпадает с возможностями, идет хорошее взаимодействие. А где бизнесменов зажимают, они будут высказывать симпатии, но сделать ничего не смогут.

- Какие вопросы могут быть вынесены на ближайшие заседания Совета министров и Высшего Госсовета Союзного государства?

- Постоянный Комитет сформулировал повестку и Совета министров и Высшего Госсовета, сейчас ждем решения по срокам проведения. Вопросов много. Есть текущие вопросы, бюджетные вопросы, которые рассматриваются регулярно. Есть мероприятия, посвященные 75-летию окончанию войны. Есть дополнительные программы Союзного государства, которые мы надеемся утвердить. Есть такие важные вопросы, как новая редакция военной доктрины. Она уже утверждена на национальных уровнях и теперь должна быть вынесена на общее согласование. У нас не завершена работа по взаимному признанию виз — соглашение, которое должно стать регулятором пересечения российско-белорусской границы для граждан третьих стран. В общем, есть над чем поработать.