Курсы валют на 24.05.2017
RUR
BYN
30.40
USD
56.27
EUR
62.92
CNY
81.67
BYN
RUR (100)
3.29
USD
1.85
EUR
2.07
CNY
2.69
70-летию Великой Победы посвящается

08.07.2015 Поисковик Сергей Мачинский - о раскопках в истоках реки Ужать (продолжение)

Руководитель Департамента поисковой и конструкторской работы Российского военно-исторического общества Сергей Мачинский рассказывает читателям postkomsg.com о своих экспедициях. Читайте его письма прямо с места событий.

Продолжение. Начало читайте здесь и здесь.


Прорыв

Как описать вам сегодняшний день? Он тяжелый, но, наверное, он наиболее четко показывает всю поисковую работу, ее специфику и философию. Он объясняет всю самоотверженность тех, кто делает эту тяжелую работу, и то, что ими движет, что им приходится испытать физически и морально, работая здесь. Я не о себе. Я уже превратился в руководителя, некогда даже со щупом побегать - вырвешься на пару часов, только начнешь - и в лагерь, заботы зовут, то гостей встретить, то кино снимать. Вот и уходит "чуйка" копарская. Я о тех пацанах, девчонках и их руководителях, которые с 9 до 19 там, в лесу, с солдатами.

Поисковиков не зря называют бойцами. Они действительно бойцы. Прежде я писал, что мы - это запоздавшая похоронная команда, которая через десятилетия пришла за своими. И наши бойцы встают в один строй с солдатами той войны. В бою за их и нашу Память.

Сегодня между Утятником и рощей Сердце Серега Шеянов (руководитель Костромского поискового объединения) нащупал участок прорыва наших войск на занятую немцами высотку: чуть в стороне, прямо в болотной жиже, обнаружили останки минометного расчета.

Что такое участок прорыва? Я буду писать, а вы включите на минуту всю свою фантазию. Представьте голое поле, залитые водой траншеи, где окопная жижа по пояс, впереди ров, за ним высота, ощетинившаяся пулеметными гнездами и минометами, а из ближнего тыла бьет шрапнельными снарядами артиллерия. И вот по этому изрытому воронками полю, через ров, дно которого затянуто колючей проволокой и утыкано шпринг-минами, нужно войти на высоту и выбить оттуда врага. А это апрель, и поле тоже немногим лучше разлившегося слева болота - оно в него переходит. Представили? Вот вчера мы вышли на такой участок, фронтом в 150 метров, где дно оврага до сих пор устлано проволокой. Только поля уже нет, есть заболоченный серый лес, а на проволоке - через 20-30 шагов - солдаты, которые встали из той прокисшей от пота и крови траншеи и шагнули в вечность. И снизу, с левого фланга, в болотной жиже солдаты. Надо вынуть их из этой трясины, вырвать каждую косточку, каждую пуговку, каждый крючок и патрон - а вдруг в нем та самая записка с именем солдата.

И вот наши бойцы стоят по колено в этой жиже, роют водоотвод, цепочкой черпают ведрами воду. Пацаны, девчонки. Вот это и есть поисковая работа! Нет тут романтики, не выдержит тут турист, экстремал, хоть какой он подготовленный и сильный, чтобы целый день по колено в воде, в комарином и слепневом рое черпать вонючую жижу, вместо того, чтобы лежать на пляже в Анталии или сидеть с планшетом под кондиционером дома. Надо четко понимать и чувствовать, зачем и для чего. И они понимают! Чтобы помнить! Это не павшим надо - это нам, им, молодым, надо, чтобы вновь обрести ту национальную гордость, о которой так много все говорят. Чтобы перенять от павших частичку их великой силы и великой воли, позволившей им встать из траншеи и пойти на вгрызшегося в землю, нашу родную землю, врага, - чтобы вырвать его из нее и раздавить как клеща. И теперь правнуки его выдирают, этого солдата, из небытия, в которое его забросила война, выдирают также с боем, ведь могли бы выдернуть из жижи крупные кости - и вся недолга. Нет, они понимают - нужно бороться, чтобы хоть один шанс, но оставить на возвращение солдату имени. Ведь он отдал ради нас больше, чем несколько дней и потраченные силы. Мы - последние, кто видит его, перед тем как его предадут земле уже с почестями и с памятью, и на нас теперь ответственность за его судьбу. Вот и бьются и не скулят. И вы - помните минометный расчет из полосы прорыва. И тех, кто остался на дне рва на колючей проволоке. Помните всю жизнь, что они ради нас встали из той траншеи!


Враги

Сегодня продолжали работать. Недалеко от рощи Сердце, в разбитом окопе боевого охранения, на склоне высоты были найдены останки немецкого солдата, которого уже "распотрошили" "чернушники". Немец, скорее всего, был номером пулеметного расчета, так как лежал в пулеметном гнезде, среди стреляных гильз и пулеметных лент. Вообще, это символично, что тот, который шел грабить и убивать, после смерти сам был ограблен. Хотя мы не одобряем мародеров и не воюем с костями, наши ребята, как могли, собрали немца. Его передадут представителям Фольксбунда по Калужской области. Но только не надо мне говорить, что они такие же солдаты и достойны уважения, нет! Они шли на мою землю, четко зная, зачем, - за рабами и наделом земли. И то, что они здесь творили, мы не имеем права забыть, потому что тогда такие же придут вновь. Или, что еще хуже, появятся внутри страны.

Знаете, многие не замечают интересной тенденции, которая происходит вокруг солдат Вермахта и памяти о них. Для меня, например, не очень страшны марши эсэсовцев в Прибалтике и на Украине. Нормальному человеку понятно, что это ненормально и что это за демарш. Страшно то, что правительство Германии и многих других стран пытается придать человеческое лицо солдату Вермахта, оправдывая его, говоря о том, что они-де выполняли свой долг, их обманули и заставили. В Германии снимают фильмы для государственных каналов, такие как "Наши матери, наши отцы", где солдат Вермахта представлен чуть ли не мучеником. На сборных кладбищах, которые находятся в России в соответствии с межправительственным договором, устанавливаются высокохудожественные скульптуры, показывающие мучеников и скорбь по погибшим. Эти кладбища посещают наши граждане и тоже начинают сопереживать и чуть ли не скорбеть по погибшим немцам, больше, чем по миллионам наших людей, погибших от рук этих палачей, потому что там все к этому располагает.

От нас требуют смирения и сопереживания, рассказывая, как немцы лечили наших людей в оккупированных деревнях, как подкармливали детей, сопереживая им. А я вам скажу - НЕТ. Да, были единицы порядочных людей в рядах Вермахта, которые не боялись проявить сострадание и сочувствие русским, но это - лишь редкое исключение. Остальные шли слюда грабить и убивать, причем делали это с такой жестокостью, как не делали до этого ни одни захватчики до них. Я и мои товарищи этому свидетели. Именно мы видим до сих пор истинное лицо нацизма. В прошлом году на окраине деревни Пищалино Зубцовского района Тверской области местная жительница нам показала овраг, где, по ее словам, в годы оккупации немцы расстреляли пленных и местных жителей. На дне оврага, склоны которого были усыпаны стреляными немецкими гильзами, в нескольких ямах лежали останки 53 человек. Еще проводя эксгумацию, мы поняли, что имеем дело с непростым захоронением. У явно пожилого мужчины на груди, на медной проволоке, висела истлевшая фанерная табличка, а в ступни и кисти были вбиты большие гвозди. Все кости тел были переломаны явно при жизни. В ямах лежали и солдаты, и мирные жители. Антропологи, исследуя останки, обнаружили, что человеку при жизни пытались распилить голову простой пилой. Конечности был переломаны. Лишь несколько человек были застрелены, остальные забиты или заколоты штыками. Большинство этих людей находились в возрасте до 20 лет, среди них было две женщины.  

Позже в американском архиве удалось найти документы 262 пехотной дивизии Вермахта, из которых стало видно, что расстрелянные подвергались, как сказано сухим военным языком за подписью лейтенанта Вермахта, интенсивным методам допроса в попытках доказать их связь с партизанами. А после того, как связь эту доказать не удалось, - были расстреляны. Молодые люди в возрасте от 15 до 25 лет и двое стариков из оккупационной администрации. И все это сделали простые солдаты Вермахта.

Мы ищем по старым военным и довоенным картам. Мы видим, что раньше там, где сейчас леса, болота и поля, были деревни и села. Где они? Их уничтожила война и те, кто сюда ее принес. Где те люди, которые в них жили? Их убили эти солдаты! Уважать можно равного, великодушного и честного противника, а не фашиста! Не может быть у оккупанта, врага, захватчика и убийцы женщин и детей человеческого лица - я и мои товарищи в этом уверены. Потому что это мы поднимаем тех, кого убили эти солдаты, "выполнявшие свой долг". Помните: нельзя сопереживать врагу и убийце, иначе сам станешь преступником, поощрив смерть и простив убийство!

А мы завтра пойдем дальше искать и возвращать тех, кто выжигал эту мразь с нашей земли. Тех, кто ценой своей жизни остановил этих новых "хозяев" и не дал им уничтожить нашу страну, а нас - превратить в рабов!

Уважаемые посетители сайта!

Если у вас есть интересные материалы, фотографии, документы, касающиеся тематики рубрики, вы можете присылать их на наш сайт.

Вы сможете поделиться с читателями своей информацией, мы же благодаря вам сделаем сайт интереснее, познавательнее, актуальнее.

Надеемся на сотрудничество, ждем ваших материалов.

Добавить материал

Яндекс.Метрика