Курсы валют на 22.06.2017
RUR
BYN
31.20
USD
60.15
EUR
67.15
CNY
88.05
BYN
RUR (100)
3.21
USD
1.93
EUR
2.15
CNY
2.82
К 100-летию начала Первой мировой войны

25.06.2014 Огнеметы на войне (Часть 2)

Утром 30 июля 1915 года на позициях британских войск в районе города Ипр произошло странное и ужасное событие. Вот как его описывает офицер британских войск Оульд:

«…совершенно неожиданно первые линии войск на фронте были охвачены пламенем. Не было видно, откуда появился огонь. Солдаты видели только, что их как будто окружило неистово крутящееся пламя, которое сопровождалось громким ревом и густыми облаками черного дыма; то там, то сям в окопы или на головы падали крупные капли горящего масла. Крики и вой раздирали воздух, когда отдельные солдаты, поднимаясь в окопах или пытаясь продвинуться на открытое место, ощущали на себе силу огня. Единственное спасение, казалось, было в том, чтобы бежать назад; к этому и прибегли уцелевшие солдаты. На небольшом пространстве пламя преследовало их, и местное отступление превратилось в местное бегство, тогда как от последовавшей за этим артиллерийского обстрела, насколько известно, вернулся только один человек».

Это было первое применение немецкими войсками огнеметов на Западном фронте. Британский фельдмаршал Френч в своем отчете пишет: «За время, истекшее после моей последней депеши, противник применил новое изобретение, состоящее в том, что на наши траншеи выбрасывают сильную струю горящей жидкости. При поддержке такого оружия противник произвел рано утром 30 июля атаку на траншеи 2-й армии у Гоота по дороге в Меииен. Почти вся пехота, занимавшая эти траншеи, должна была их оставить. Но это отступление было вызвано скорее неожиданностью и временным смятением при виде горящей жидкости, чем потерями от этого оружия. Были сделаны ответные попытки повторными контратаками вернуть обратно потерянные позиции. Однако эти попытки оказались бесплодными и дорогостоящими».

Значит, в Германии все-таки не отмахнулись от разработки нового оружия и раньше всех воюющих сторон дошли до его внедрения в войска. Был сформирован добровольческий саперный отряд для испытания огнемета в боевых условиях. Его командиром назначили майора Германа Реддемана, бывшего начальника лейпцигской пожарной охраны. Первоначально батальон состоял из шести рот, но к 1917 г. число рот увеличилось до двенадцати. В каждой роте было 20 больших и 18 малых огнеметов. В составе каждого штурмового батальона был огнеметный взвод, насчитывавший от четырех до восьми ранцевых огнеметов.

В немецкой армии на вооружении стояло два типа ранцевых огнеметов: малый и средний. Малый огнемет «Векс» состоял из приспособления для носки, резервуара для горючей жидкости и баллона для азота. Резервуар для горючей жидкости имел вид спасательного круга емкостью 11 литров. Вес снаряженного огнемета - 24 килограмма, пустого - 13 килограммов. Поливка непрерывной горящей струей - 20 секунд. Дальность действия струи - около 25 метров.

Средний огнемет «Клейф» отличался от «Векса», главным образом, размерами. Вес снаряженного огнемета - 33,5 килограмма, пустого - 17,5 килограммов.

Также существовал немецкий большой огнемет «Гроф», который переносили два огнеметчика. Его резервуар вмещал уже 100 литров жидкости. Объединяя несколько таких огнеметов посредством соединительного шланга, немцы создавали батарею «Грофов».

После такого ошеломляющего дебюта огнеметов на театре военных действий все воюющие стороны бросились изобретать, внедрять, совершенствовать свои имеющиеся наработки в области огнеметного оружия. Ясно, что поражающий психологический момент при применении огнеметов был ничуть не меньше поражения непосредственно огнем. В большинстве случаев солдат охватывала паника, если они только видели огнеметную бригаду противника.

Реальные научные и конструкторские наработки были во всех странах. Но они были очень «сырые», им не уделялось должного внимания, считались малоперспективными. Но война, события под Ипром, под Верденом, где тоже применялось новое оружие, показали, что это не так.

Все огнеметы, применяемые в ходе Первой мировой войны по конструкции и сути соответствовали тем самым трем типам огнеметов Фидлера, испытанным в России, под Ижорой задолго до войны. Они представляли собой резервуары, с горючей жидкостью, которая силой сжатого воздуха выбрасывалась через гибкий рукав, заканчивающийся брандспойтом. Затем специальным автоматическим приспособлением струя поджигалась. Огонь выбрасывался на расстояние от 15-35 метров (ранцевые огнеметы - их было два типа: малый и средний), до 40-60 метров и более (тяжелые огнеметы - полутраншейный и траншейный).

Обычно горючая жидкость для снаряжения огнеметов представляла собой смесь нефти с бензином и керосином. Но были и другие «национальные» разработки. Британцы, например, использовали для огнеметания раствор желтого фосфора в сероуглероде, причем этот раствор разбавлялся большим количеством скипидара. Попав на кожу или одежду, он самопроизвольно воспламенялся через несколько секунд, без поджигания. Французы употребляли смесь легкого каменноугольного масла с бензолом в различных сочетаниях в зависимости от времени года. Применявшиеся германцами «синее», «желтое» и «зеленое» масла состояли из смеси различных продуктов, получаемых при перегонке каменноугольной смолы.

27 октября 1916 года под Барановичами, в районе Скробовского ручья немцы впервые применили огнеметы против русской армии. Однако такого ошеломляющего эффекта как на Западном фронте, паники, суматохи, отступления у нас не произошло. Почему? Сработало несколько важных факторов. Разведка и объяснительная работа с войсками. Сохранился интереснейший документ. «Акт комиссии по обследованию способов применения германцами огнеметов в бою 9 ноября в районе Скробовского ручья». В котором тщательно, почти поминутно расписаны события того октябрьского дня, свидетельства очевидцев, мнения экспертов.

«В ночь с 26-го на 27-е октября войска были предупреждены о предстоящей днем 27-го октября атаке немцев с применением огнеметов, при чем в некоторых частях это предупреждение дошло до рот и ротные командиры предупредили нижних чинов о готовящейся атаке с применением огнеметов, объяснив устройство и действие последних (по газетным сведениям и рисункам из журналов); в некоторых ротах 322-го пехотного полка были даже сделаны запасы воды для тушения могущих возникнуть пожаров, а нижним чинам рекомендовалось сбрасывать с себя зажженную огнеметами одежду…»

Конечно, такие пояснения были довольно туманны, так как никто, в том числе и офицеры, толком не представляли, что из себя представляют огнеметы. Но это все лишило немцев внезапности.

«Первоначальный выход огнеметчиков из неприятельских окопов и их первоначальное движение ничем не отличалось от обыкновенного начала движения пехоты в атаку, так что различить издали, идут ли это огнемётчики или гренадеры, не всегда представлялось возможным. Против некоторых сближенных участков огнеметчики сразу проявили себя, действуя непосредственно из своих окопов; так, против участка 6-й роты 217-го полка, где расстояние между окопами было шагов 30, немецкие огнеметчики вылезали на бруствер окопа и оттуда пытались поливать наши окопы, но струя не доставала. Только в одну из бойниц попало несколько капель, которые обожгли одного нижнего чина. Минуты через 2–3 огнеметчики были прогнаны нашим огнем».

Опять из Акта:

«Струя пламени, выбрасываемая аппаратами первого вида, наблюдалась многими очевидцами; длина ее не превосходила 10–20 шагов (ветер в день боя был восточный), только некоторые одиночные люди говорили, что она достигает 50 и даже 70 шагов в длину. Эта струя загоралась, большею частью, немедленно по вылете из аппарата, а иногда отступя около аршина от начала и имела вид огненной волнистой линии, постепенно расширявшейся к концу и почти не коптящей; в нескольких случаях наблюдалась несплошная огненная струя, а как бы ряд отдельных огненных брызг, вырывавшихся из аппарата. При падении на землю струя давала облако густого черного дыма. Часть очевидцев при этом утверждает, что попадая на людей, окопы, землю, она продолжала гореть, часто зажигая и эти предметы, причем получался довольно сильный и яркий огонь… Сильно обожженных людей, пострадавших от действия германских огнеметов, прошло через лечебные заведения корпуса 5 человек. Легко обожженных в Горбатовском полку было 20–25 человек, в Ковровском — 4, в остальных полках обожженных не было. Все обожженные ко времени прибытия комиссии были эвакуированы».

Как видно, большого ущерба применение немцами невиданного ранее оружия не принесло. Но, конечно, моральный, психологический ущерб был. В итоге авторитетная комиссия, состоявшая как из непосредственно военных, таки из военных инженеров и ученых пришла к следующим вводам:

1. Огнеметы и аппараты, выбрасывающие едкую жидкость, являются средством ближнего боя на дистанции не более 30–40 шагов, следовательно, непосредственную опасность они могут представлять только для защитников окопов, расположенных на этом удалении от окопов противника. Во всех других случаях огнеметы должны быть предварительно доставлены на эту дистанцию, и только тогда они могут быть применены для боя.

2. Огнеметы, вследствие незначительной дальности своего действия, совершенно не могут заменить ни артиллерийской подготовки, ни пулеметного и ружейного огня, ни даже ручных гранат. Они являются только вспомогательным средством при непременном условии применения всех прочих видов огня.

3. По силе производимого ими на защитников окопов впечатления и внешнего эффекта своего действия огнеметы значительно уступают всем прочим видам огня и удушливым газам.

4. Применение огнеметов с успехом возможно только для довершения поражения потрясенного и расстроенного предшествующим боем противника, когда сопротивление его в значительной степени сломлено, и когда число огнеметчиков значительное.

5. Огнеметчики могут наступать только под дымовой завесой.

6. Одни огнеметы без поддержки гренадер, пулеметов и пехоты не в состоянии что-либо занять и удержать захваченное.

7. Самым надежным средством для защиты против огнеметов является огонь всех видов.

8. Переход в контратаку против огнеметчиков вреден, так как, выходя из окопов и двигаясь вперед, мы добровольно приближаемся на выгодную для действия их дистанцию.

9. Нижние чины обязательно должны быть ознакомлены с внешним видом огнеметчиков и приемами их наступления.

10. В окопах необходимо наблюдение за моментом появления огнеметчиков.

11. На случай прорыва первой линии и выхода огнеметчиков в тыл, ближайшие резервы должны занимать вторую линию окопов, хотя бы редкой цепью стрелков, не скучиваясь в больших блиндажах с ограниченным числом выходов, так как в этом случае один-два огнемета могут отрезать выходы из него (около полуроты 4-й роты 217-го полка было захвачено в подобном блиндаже третьей линии окопов).

12. Если горящая жидкость попала на одежду и продолжает гореть, то следует скорее сбросить с себя эту последнюю.

13. Для тушения пожаров, причиненных огнеметами, в окопе следует иметь запасы песку или рыхлой земли, коими и засыпать горящие деревянные части, а также и запас воды.

Fire1.jpg 

Император Николай Второй на испытаниях британского огнемета Тилли-Госко.

Все это дало сигнал к форсированному введению огнеметов в русскую армию. Наши войска стали оснащаться огнеметами, как отечественных разработчиков, так и разработки союзных оружейников. Это был огнеметы Товарницкого, Горбова, Александрова, Тилли-Госко, англичанина Лоуренса, француза Винсента, Ершова, московские огневые фугасы «СПС». Все они были примерно одинаковы по технологии. Кроме «СПС», созданного русскими инженерами Странденом, Поварниным и Столицей. Именно принцип, предложенный ими используется сейчас во всех огнеметах мира. Это было не совершенствованием старых достижений, а совершенная иная, новаторская разработка, основанная на других принципах ведения огня.

Аппарат представлял собой продолговатый железный цилиндр - камеру для горючего, внутри которой был неподвижно помещен поршень. На сопло надевался терочный зажигательный патрон, в зарядник вкладывался пороховой выбрасывающий патрон. В патрон вставляли электрический запал, провода от которого шли к подрывной машинке. Весил огнемет около 16 килограммов, в снаряженном состоянии — 32,5 килограммов. Дальность действия достигала 35-50 метров время действия — 1-2 секунд.

В аналогичных огнеметах, выталкивание огнесмеси проводилось обычно с помощью сжатого воздуха или водорода, азота и углекислого газа. Принцип использования в нем давления пороховых газов для выталкивания огнесмеси остается основным до сих пор.

В начале 1917 г. фугасный огнемет СПС поступил в серийное производство. Заряжали его на Казанском нефтеперегонном заводе, где было организовано необходимое для выпуска взрывчатых веществ промышленное производство.

Но использовали передовое оружие впервые уже не против внешних врагов, а у же совсем в другую эпоху, в братоубийственной Гражданской войне. Первое в истории военного искусства применение фугасных огнеметов произошло при обороне Красной армией Каховского плацдарма осенью 1920 года.

Всего за годы Первой мировой войны в России было изготовлено 10 тысяч ранцевых огнеметов, 200 траншейных и 362 СПС. Из-за границы было получено 86 огнеметов системы Винсента и 50 огнеметов системы Ливенса. На 1 июня 1917 г. русские войска получили 11 446 огнеметов.

То есть, по сути, в русской армии это передовое по тем временам оружие появилось только к концу активных боевых действий. В чем конечно был явный просчет нашего военного руководства. Но впоследствии, русские ученые сумели наверстать упущенное и изобрести именно тот вид оружия, который стал неотъемлемой частью вооруженных сил передовых, в военном смысле стран мира.

Владимир Казаков.

Уважаемые посетители сайта!

Если у вас есть интересные материалы, фотографии, документы, касающиеся тематики рубрики, вы можете присылать их на наш сайт.

Вы сможете поделиться с читателями своей информацией, мы же благодаря вам сделаем сайт интереснее, познавательнее, актуальнее.

Надеемся на сотрудничество, ждем ваших материалов.

Добавить материал

Яндекс.Метрика